Актуальность. За последние 20 лет получены обнадеживающие результаты в хирургическом лечении колоректального рака с внутрипеченочными метастазами. Однако, несмотря на совершенствование методов лучевой диагностики, расширяющийся радикализм хирургических вмешательств, применение специальной техники для диссекции ткани печени, локальной деструкции метастатических узлов, отдаленные результаты лечения нередко остаются неудовлетворительными. Цель. Оценка результатов хирургического лечения метастазов печени у больных колоректальным раком. Материал и методы. В исследование включено 57 больных с метастатическим колоректальным раком, которым была выполнена одноэтапная комбинированная хирургическая программа. В первую группу (n=24) вошли пациенты, которым помимо удаления первичной опухоли выполнялись резекционные вмешательства на печени, во вторую (n=33) – пациенты, которым выполнена локальная термодеструкция метастазов (РЧТА). Возраст пациентов составил от 41 до 78 лет. Размеры метастаческих узлов в первой группе составили от 35 мм до 62 мм в максимальном диаметре ( Mе=44 mm; Q1=37,2, Q2=44, Q3=57,8). Операции по поводу солитарных метастазов в этой группе предприняты в 22 наблюдениях, соответственно в 2 случаях – выполнялись резекции от 2 до 4 метастатических узлов, при чем у двух пациентов выполнялись экономные резекции обеих долей печени в границах R0. Во II группе больных нами выполнена РЧТА опухолевых очагов. Размеры метастаческих узлов в этой группе составили от 14 мм до 40 мм в максимальном диаметре (Mе=24 mm; Q1=17,1, Q2=24, Q3=37,3). Общее количество узлов, подвергнутых аппликациям РЧ-электродом, составило 56. У 15 человек – отмечены солитарные метастазы правой доли печени, у 7 – левой; еще у 7 пациентов выявлены от 2 до 4 узлов в правой доле печени, в 4 наблюдениях поражены обе доли печени с общим количеством узлов не более четырех. Результаты. Осложнения после операций выявлены у 2 больных I группы (8,3%) и у 4 (12,1%) во второй. Объем резекции в I группе пациентов был от атипичной в границах R0 до сегментэктомий и гемигепатэктомии. Средняя интраоперационная кровопотеря на печеночном этапе составила 1545,9±174,5 мл в связи с этим выполнялись гемо- и плазмотрансфузии. Длительность операции зависела от локализации первичной опухоли, метастатических узлов и их размеров и составляла от 156 до 360 мин (243,4±45,6); корреляционной зависимости между продолжительностью операции и удельным весом интра- и послеоперационных осложнений не выявлено, роста числа осложнений удлинении времени операции достоверно не получено (р>0,05). Безрецидивный период у больных I группы составил 14,4±3,2 мес. 3-летняя выживаемость составила 37,5%, при медиане жизни в 32,5 месяцев. Основная причина летальных исходов связана с рецидивом и прогрессированием метастатического поражения печени в отдаленном послеоперационном периоде и наличием неблагоприятных факторов. У пациентов II группы 3-летняя выживаемости составила 27,2%. В нашем исследовании отмечено, что рецидивы метастазов выявлены у всех больных обеих групп с пораженными лимфатическими узлами гепато-дуоденальной связки, несмотря на выполненную лимфаденэктомию. В нашем исследовании достоверной выживаемости в группах не отмечено (р>0,05). Объясняем это малой выборкой пациентов в группах. Заключение. В нашем исследовании процент 3-летней выживаемости в I группе выше, однако, не получено достоверной разницы по этому показателю. Объясняем это малой выборкой больных. Использование кавитационного ультразвукового деструктора аспиратора при резекциях печени сопровождается меньшим количеством осложнений, нежели использование РЧ-электрода Habib 4x. У больных с пораженными лимфаузлами гепатодуоденальной связки во всех случаях диагностирован рецидив метастазов в печени спустя 6-12 месяцев после резекции либо РЧТА, и продолжительность жизни достоверно не отличалась от группы пациентов с циторедуктивными операциями. В подобных случаях выполнять радикальные вмешательства на печеночной ткани не целесообразно.